» » Тесто место санкт-петербург

Тесто дрожжевое сдобное

Лепим - умка. Все для развития детей

Тесто место санкт-петербург

Тесто место санкт-петербург

Краткое описание Санкт-Петербург - Командировка. Ру


котлеты запеченные в духовке рецепт с фото
02 июл 2014 | #74 Змея

Гость

 Загноился уголок у ногтя на безымянном пальце правой руки. 
Ну, загноился, ладно, у меня есть народные методы - медовая лепешка. Это делается такое густое тесто из меда, яичного белка и муки. И прикладывает на больное место. Приложила. А когда эта лепешка подсыхает и превращается в корочку, ее надо снять. Она подсохла, снять лень. Хожу с пальцем, на котором намотана балда из теста и бинтов.
Решила я сосисочку сварить. И когда сосиски закипели, вилкой стала вытаскивать, но кипяток попал на бинт, на лепешку эту, создалась шикарная баня. Бинт я стащила вместе с лепешкой и кожей двух фаланг пальца.
Мне не привыкать к травмам такого рода - фурацилин, хлоргексидин, левомиколь спасут всегда.
Я еще и на дачу уехала, причем с ангиной. Сидела там вдвоем с собакой. И вот в понедельник утром я решила сделать перевязку, а палец похож на сардельку. 
Самое ужасное другое. Я, когда все это началось не сняла с него кольцо. Кольцо потихонечку стало врезаться в палец. 
Муж должен был меня с собакой забрать вечером с дачи. Я рванула утром, бросив собаку дома, помчалась в больницу Святой Елизаветы. Это самое близкое к моему дому. Еще ее в народе называют "Третья Истребительная". Там меня отфутболили в НИИ им. Джанелидзе, сославшись на мой ожог и гнойный ноготь. В Джаник ехать далеко, пошла через дорогу в районную поликлинику. Там меня отфутболили в трамвпункт. 
В травме меня отфутболлили по направлению в больницу им. Преподобного Георгия Великомученика, что на Поклонной горе. Сослались на то, что ноготь гнойный, а кольцо им перекусить нечем. 
Добавлю, что это почти единственная больница с гнойной хирургией, куда везут со всего города. 
Но я не думала, что все так обернется! 
У меня когда-то был этот панариций, когда ноготь гноится. Я пришла к нашему хирургу в ведомственную поликлинику, мне обкололи палец новокаином, почистили, я встала и пошла домой. Даже не брала никаких больняков, просто ездила на перевязки.
И вот когда я вошла в приемный покой этой больницы, я вошла в ад. ВЕЛКОМ!
На каталках БОМЖи. Ладно, все мы люди, все человеки. Очень много лиц из Узбекистана и Таджикистана. По виду - строители. И все с перевязанными пальцами и ногами. Ладно. Мы все люди.
Я присела рядом с приличной такой пожилой парой и очень приятным дяденькой кавказской национальности. 
Ад длился четыре часа. У меня брали кровь, делали ЭКГ, мерили давление. Но основное время из этих четырех часов я просто сидела в коридоре. 
Я хотела есть и спать. Горло болит, муж и дочка на работе.
А потом очень приятного вида доктор сказал, что меня оставляют на стационар. Что гнойный панариций - не шутка, он может прорасти в кость и меня загниет палец, образуется свищ, и мне пиз@ец (пардон, других слов нет)....Я открыла варежку, потом закрыла, и сказала, что у меня нет даже тапочек!
Врач мне сказал, что для меня, как для полицейского будет все по высшему стандарту. И я поверила....
Никогда не верьте врачам. Это слово-то само от слова "врать". Тем более, врачам дежурным на гнойной хирургии. Они промариновали меня в приемном почти до полуночи и отвели в палату. 
Палата чистая, без БОМЖей. как позже я выяснила, что БОМЖихи через палату
В палате хором храпели три бабули. И из-за них маялись три молодые женщины. Меня встретили радостно - новый человек!
Я проболтала с ними до часу. И задремала. Одеяло мне давать не хотели, сказали - нет одеял. Добрая одна женщина отдала мне своей казенное, потому что у нее было еще свое из дома. 
Кровать ходила ходуном. Я боялась, она развалится. Хотя вся представляла металлическую конструкцию....
Около двух ночи прибежала медсестра и сказала мне, чтобы я раздевалась до гола (я не вру!), заворачивалась в простыню, ложилась на каталку, меня везут на операцию!
Я категорически отказалась раздеваться до гола. Сняла только джинсы, и вот так, в футболке и труселях, обмотанная простыней, пошла вслед за каталкой.
Ложиться на каталку я тоже отказалась. Я шла в операционную и не понимала, почему из-за пальчика меня готовят как будто к чему-то серьезному.... Просто я уже проходила, повторюсь, такое с пальцем. И все это было в поликлинике, без такого фанатизма!
В итоге, около дверей операционной меня все-таки заставили лечь на каталку, я укрылась простыней, и думала, что сейчас все это закончится, мне обколят палец, почистят, я поймаю такси и уеду домой.
Дальше начался сущий ад и абсурд.
Вкатили еще одну каталку.
На ней лежал парень, лет тридцати, с голым торсом, простыней он обмотан был снизу. Он напомнил мне Аполлона Бельведерского. Очень красивое тело и импортный загар. 
Он вздохнул и сказал мне:
- А зачем они заставили меня снять трусы?
- А что у вас за болячка?
- Да под коленом вырос чирий какой-то я его расчесал, опухло немного, из поликлиники отправили сюда. Я хожу нормально, температуры нет, просто вырос гнойничек.
Мы замолчали, потому что раздался грохот каталки.
Ввезли бабулю, мою соседку по койкам. Которая громче всех храпела. У нее нарыв на локте. Она проворчала:
- Ну зачем же они нас тут копят? Брали бы по очереди!
Потом ввезли девушку, с которой я сидела в приемном. Такая хрупкая блондиночка. Она была с мамой, пока ее оформляли и плакала. У нее на подбородке какая-то хрень нагноилась. Мы все молчали.
Ввезли тетеньку. Ей было по фигу, она спала. 
Потом ввезли дедушку. Он все время бормотал, что хочет пробежаться босичком по снежку. Как я поняла, у него нарыв на пятке. Потом еще кого-то ввезли.
И так мы были все припаркованы у дверей операционной больше часа. Из операционной доносились смех и шутки. Пахло кофейком.
Между нашими каталками периодически протискивался кто-то из медперсонала. При этом, каждый считал своим долгом возмутиться, что понаставили тут! 
- Ишь, прямо Сталинград какой-то! - сказал очень холеный доктор, 
Пару раз возмутилась моя соседка-бабуля с нарывом на локте. Я ей подвякнула. Нам сказали, чтобы мы свои права качали у себя дома. 
Я лелеяла себя надеждой, что раз меня первую привезли, то первую и возьмут. Как я ошибалась!
Потом пришел главный и при всех нас крикнул своим:
- Сейчас начинаем делать этих гнойных, потом ампутация, потом анаэроб. Если слово ампутация понятно всем, то анаэроб не всем. Поясню. 
Анаэробная инфекция — одна из самых тяжело протекающих инфекций, которая приводит к развитию выраженной эндогенной интоксикации с поражением жизненно важных органов и систем и сохраняет высокий процент летальности. Анаэробы делятся на 2 вида — клостридиальные и неклостридиальные. Принципиального клинического значения такое деление не имеет. Благодаря спорообразованию клостридии выживают в присутствии кислорода, а неклостридиальные погибают в течение 1-2 часов контакта с кислородом. Как особую форму анаэробной инфекции, развивающейся у человека, выделяют столбняк, вызываемый анаэробом Clostridium tetani.
К анаэробной инфекции не относят ботулизм и пищевые токсикоинфекции Clostridium difficile, несмотря на то, что они вызываются клостридиями.
Это из Википедии.
Говоря русским языком, это синегнойка - газовая гангрена. Жуть, которую врагу не пожелаешь. 
И я представила, какие же товарищи лежали на этих каталках, на которых сейчас лежим мы. При чем, публика собралась приличная. Все абсолютно от бабули до парня в простыне, с тунисским загаром....
Взяли меня на операцию предпоследней. Последним оставался парень-красавчик. 
Причем, когда вывозили каталки с готовыми, их также оставляли в коридоре. 
Дедушку поставили так, что его ноги оказались у меня перед носом.
И тут я уже стала материться. Грязно и громко.
Не в несчастном дедуле дело, а в этих ....., которые называют себя медиками.
Потом вкатили меня. 
Мне пустили по вене что-то веселое, я слетала домой, пообщалась почему-то с соседом на лестнице, и очнулась на каталке. Врач мне сообщил, что ноготь мне сняли, кольцо перекусили и я тут должна лежать дней пять.....
Еще не отойдя от наркоза я поняла, что убегаю утром.
Пока я лежала на каталке, выскочила операционная медсестра. Я спросила у нее:
- А на кой ляд вы тут толпу каталок собрали? Народ же мерзнет на сквозняке.
- А вот любим мы групповуху! - развела она руками и убежала.
Я сама дошла до палаты. И легла в жуткую кровать. А тут еще и белье сыроватое. И знобило от наркоза и усталости. Утром я позвонила ребенку, и сказала ей, чтобы она с суток, не заходя домой, забирала меня отсюда. 
В это время стали развозить завтрак. Все, естественно, со своими тарелками. У меня нет ничего. Въехала тетка с внешностью продавщицы вино-водочного отдела времен восьмидесятых, с халой на голове, спросила у меня, буду ли я кашу. Я сказала, что нет посуды. Она шлепнула мне что-то клейстерообразное в тарелку и уехала. Я поковыряла это, чтобы таблетку глотать не на голодный желудок и отставила на тумбочку.
Минут через двадцать она приехала, я протянула ей тарелку и тут раздался ее визг:
- Почему не помыла??????!!!!!
Я сначала захлопала глазами, а потом спросила:
- А почему я должна мыть?
- Тут все за собой моют!!!!
- И при чем орала она мне в лицо, брызгая слюной.
И вот теперь я включила юриста. 
Здоровым указательным пальцем правой руки я ткнула ей в лицо и спокойно сказала:
- Не надо на меня орать.
- Ишь ты, права тут качают свои!!!
- Не надо на меня орать, если крикну я, рухнут стены больницы! 
- Совсем обнаглели! Посуду не моют!
Кстати, если даже и мыть, то как это делать одной рукой, я не очень представляю. Ладно, ополоснуть чашку, но тарелку из-под вязкой каши?...
- Не надо на меня орать! - теперь уже орала я, - Если каждая швабра будет орать на пациентов, то что будет дальше!
Она замолчала, и взяла тарелку.  
Пришла дочка. К тому времени мне уже дали справку-выписку, я написала заявление и мы вышли из этой вони. 
Я сделала вывод, что такие работники таким образом показывают свою власть над людьми, потому что в другом ущербны. Ведь я лежала в больницах. Я в восторге от ожоговой клиники ВМА. Там день и ночь! Там персонал, уважающий больных, там обстановка домашняя. Нам медсестры по ночам чуть не сказки рассказвали, чтобы мы спали.  
Сегодня утром я пришла в нашу ведомественную поликлинику.
А когда я свой палец увидела, то просто расплакалась в перевязочной. Я не знаю, что теперь будет с ногтевым ложем. Мне его просто разворотили. Палец разворочен. 
А я работаю с людьми, за компьютером, с бумагами. Я женщина, я люблю все красивое. И что мне теперь делать? Я сама медик по первому образованию, и я вижу, что тут дело даже не в отеке. Такое чувство, что ноготь не просто сняли, а еще и вырезали старательно то, что под ногтем и в его окрестностях.
Но дома и стены помогают. После нашего хирурга и боль прошла, и отек меньше. Она сняла мне кучу дренажей, которые мне туда напихали. Цель непонятна, зачем столько дренажей, от них, когда они засохли от крови и стянулись, только боль была адовая! А я то понять не могла, почему у меня столько крови вытекло после этой пустяковой операции? Там просто ковырялись всей бригадой!
Я так говорю смело, потому что у меня уже было такое. Снимали ноготь. Так и крови почти не было. И под местным наркозом. А тут - будто полпальца отчекрыжили....
Жаловаться? И что? Ноготь быстрее вырастет? И красивый-ровный? И сразу с французским маникюром? Вот что делать?.....

Источник: http://www.medsovet.info/hospital/1340


Тесто место санкт-петербург